«Мемориал» забыл о праве?

Продолжается «холодная война» правозащитного общества «Мемориал» с руководством Чеченской республики. Эта битва принимает все более гротескные формы, в понедельник член правления центра «Мемориал» Александр Черкасов обвинил Рамзана Кадырова в том, что он «не считает нужным гарантировать безопасность работы правозащитников в Чечне». Поводом для столь резких заявлений послужило интервью президента республики радиостанции «Свобода».

Конфликт «Мемориала» с Рамзаном Кадыровым обострился после убийства правозащитницы Натальи Эстемировой, похищенной в Грозном 15 июля. Глава правозащитного центра, где работала Эстемирова, правозащитник Олег Орлов так прокомментировал случившееся:

«Я знаю, я уверен в том, кто виновен в убийстве Наташи Эстемировой. Мы все этого человека знаем. Зовут его Рамзан Кадыров, это президент Чеченской Республики. Рамзан уже угрожал Наталье, оскорблял, считал ее своим личным врагом. Мы не знаем, отдал ли он приказ сам или это сделали его ближайшее соратники, чтобы угодить начальству».

Позиция для правозащитника, который опирается в своей деятельности на международные нормы и внутренне законодательство, прямо скажем, вопиющая. Общепризнанные нормы права со времен Древнего Рима базируются на презумпции невиновности, никто не может назвать человека преступником, пока это не доказано следствием и не установлено судом.

Презрев все правовые установки, правозащитник Орлов прямо обвинил президента Чечни в совершении убийства, не предоставив, однако, никаких фактов в подтверждение своих утверждений. Рамзан Кадыров в этой связи вполне логично отметил в субботнем интервью «Свободе», что «этот человек как правозащитник» нарушил его права. «Он, наоборот, должен был защищать меня в первую очередь, как человека», - сказал президент Чечни.

К сожалению, однако, личные антипатии правозащитника Орлова, похоже, возобладали в данном случае над профессионализмом. Теперь этот вопрос будет решаться в суде - адвокат президента Чечни объявил, что иск о защите чести, достоинства и деловой репутации Кадырова против Орлова уже подан.

Главный вопрос, вокруг которого строилось интервью Кадырова «Свободе», касался убийства Эстемировой. Здесь не совсем дипломатично повел себя президент Чечни, экспрессивно отреагировав на вопросы ведущего:

«Если Кадыров виноват, если люди Кадырова виноваты, пусть докажут...» «Зачем Кадырову убивать женщину, которая никому не нужна? У нее чести, достоинства, совести не было никогда, и все равно я ее назначил председателем совета. Ей это не нравилось. Она не ходит на совещания, не говорит, она всякую чушь, ерунду несет. Я ее пригласил и говорю: «Ты женщина. Мы стараемся хоть что-то сделать для народа. Но если у нас не получается, не обвиняй нас. Если есть выход из положения, я вам дам бюджет полностью. Бюджет республиканский, бюджет городской посмотри. Выбери сама там лучшее положение, чем сегодняшнее». - «Да, я понимаю, понимаю, понимаю...» Я тогда распустил этот совет», - сказал в интервью Рамзан Кадыров.

Этот ответ, в свою очередь, вызвал резкую реакцию в обществе «Мемориал». В понедельник член правления правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов в интервью «Эхо Москвы» весьма своеобразно интерпретировал слова Кадырова, обвинив президента республики в том, что он «не считает нужным гарантировать безопасность работы правозащитников в Чечне».

Откуда следует такой вывод - судить читателю. Пояснения самого Черкасова ясности точно не внесли. По его словам, о том свидетельствует резкая критика Кадырова деятельности убитой правозащитницы Натальи Эстемировой. Обвиняя «Мемориал» в предоставлении недостоверной информации, Кадыров не называет конкретных фактов, заявил Черкасов.

Без сомнения отрадно, что правозащитники вспомнили, наконец, о практике предоставления конкретных фактов, а не голословных обвинений. Однако в заявлении Рамзана Кадырова, как нетрудно убедиться, перечитав его, нет обвинений - есть лишь эмоциональная оценка деятельности правозащитницы. Чего не скажешь о самих правозащитниках, не устающих обвинять - пока, однако, абсолютно беспочвенно

Петров Кирилл Александрович
Не фунт изюму Не фунт изюму История
Были в дореволюционной российской жизни факты, которые сейчас уже основательно подзабыты. А когда кто-то о них напоминает, все удивляются - да как же так-то? Неужели было?
О национальности не вспомнили О национальности не вспомнили Политика
Летом 83-го года с ней произошло несчастье: ее отец-тракторист работал в поле, и случайно косилкой ей отрезало ступни обеих ножек. Расе было 3 года. На дворе скоро ночь. В деревне нет телефона. Умереть — да и только. От потери крови и болевого шока.