Юрий Афанасьев: Фашизм - это гипертрофированный либерализм

Споры о природе тоталитарных режимов не утихают многие годы. К чему был ближе немецкий и итальянский фашизм - к советскому социализму? К сталинскому террору? Идентичны ли эти понятия? Нет, полагает историк, основатель Российского Государственного Гуманитарного Университета, демократ Юрий Афанасьев. Фашизм, по его мнению, это гипертрофированный либерализм.

Такое мнение сопредседатель «Демократической России» высказал в 2001 году в интервью «Русскому журналу»:

- Юрий Николаевич, а вы сами, будучи человеком политически ангажированным, участвовавшим и участвующим в политике, как склонны ощущать собственную - либеральную - политическую позицию: готовы ли вы полагать ее определенным мифом наряду с другими, просто более симпатичным, гуманным и соответствующим вашему вкусу, либо, напротив, вы считаете ее неким императивом рациональности, который отменяет все предшествующие мифологии?
Ю.А.: Дело в том, что я, может быть, в отличие от Глеба Павловского, никогда не оставался равным самому себе. Скажем, в конце 80-х я мыслил происходящее и свою роль во всем этом происходящем совсем не так, как я себя же самого того времени мыслю теперь. Здесь у меня, может быть, к сожалению, а может быть, и к счастью, произошли очень существенные изменения. Впрочем, я всегда старался придерживаться того убеждения, что, прежде чем действовать, нужно понимать. Есть вещи, которые нельзя не учитывать, совершенно нельзя не учитывать прежде, чем ты хоть что-то сделаешь. Политика должна основываться на рациональном и глубинном постижении сущего. В этом плане я придаю большое значение тому противоречию, которое сопровождает практически всю историю человечества, как только оно начинает задумываться об основах общественного жизнеустройства. Это противоречие между коммунотаризмом, универсализмом, с одной стороны, и индивидуализмом, либерализмом, социальным атомизмом - с другой.
- Это любопытно... А, скажем, социальную философию фашизма вы к какой из этих сторон относите?
Ю.А.: Она, конечно, сугубо сингуляристская, абсолютно. Никакого коммунотаризма здесь нет. Она делает ставку на индивидуум и замкнута на индивидуальное сознание. Причем индивидуальное сознание, которое приобретает гипертрофированный, как у Ницше, характер и воплощается уже в образе вождя.
-  То есть фашизм - это гипертрофированный либерализм?
Ю.А.: Абсолютно, да. Иными словами, социальный атомизм.
- Мы, кажется, далеко зашли...

Продолжает тему доктор наук, профессор С.Г.Кара-Мурза в сборнике «Коммунизм и фашизм: Братья или враги?» (М.: Яуза-пресс, 2008):

«Логическими доводами в пользу соединения советской и фашистской государственности под одной шапкой «тоталитаризм» служат сходные черты применяемых ими технологий в легитимации политического порядка, во взаимодействии государства и партии, в репрессивных мерах. Конечно, вполне правомерно сравнивать и внешние признаки и результаты этих двух больших проектов. Можно даже изучать более узкий вопрос - сравнивать те травмы которые нанесли обществу и фашизм, и коммунизм как два радикальных мессианских проекта в крайнем напряжении физических и духовных ресурсов. Но без выявления коренных черт этих явлений никакого достоверного исторического знания получить нельзя...

Идеологи никогда не доходят до рационального анализа сходства и различий, ибо анализ даже самых сходных технологий в «сталинизме» и фашизме показывает, что речь идет о совершенно разных явлениях, лежащих на двух разных цивилизационных путях...

Фашизм - исключительно важное, но очень четко отграниченное явление западной (и только западной) культуры и философии... Целый ряд «признаков» фашизма можно прилепить к коммунистам, как и ко всем другим политическим и философским течениям, которые вошли в конфликт с нынешней элитой Запада... Но эти конкретные обвинения совершенно не объясняют, чем этот бесноватый фюрер подкупил такой рассудительный и осторожный народ, как немцы. К каким струнам в их душе он воззвал? Ведь в Германии произошло нечто совершенно небывалое.

В России не произошло рассыпания народа на «атомы» (индивиды). В разных вариациях общество всегда было целым, образованным из соборных личностей... Русский коммунизм и советский строй, в основе мировоззрения которого лежал общинный крестьянский коммунизм, унаследовали эту антропологию, это представление о народе и обществе - удаляясь при этом от Маркса. Вошедшая в государственную советскую идеологию категория народ не вырабатывалась и не навязывалась, а была унаследована без всякой рефлексии, как нечто естественное.

Фашизм, напротив, «наложил» на индивидуализированное общество догму общности как идеологию (что изуродовало многие черты атомизированного современного общества)... И в советской идеологии, и у философов фашизма есть много высказываний против индивидуализма и свободной конкуренции, за солидарность и первенство общественных интересов. Но суть определяется ответом на вопрос «что есть человек?» Отсюда исходят разные смыслы похожих слов. В русском и в прусском социализме (идеями которого питался фашизм) речь идет о несовместимых вещах. Между ними - пропасть, которой, кстати, нет между либерализмом и фашизмом. Коммунизм - это квазирелигиозная идея соединения, даже братства народов. Фашизм - идея совершенно противоположная. В.Шубарт писал в своей книге: «Фашистский национализм есть принцип разделения народов».

Таким образом, по своей антропологии фашизм - извращенное западное гражданское общество, но в каком-то смысле это прототип гражданского общества будущего - общества «золотого миллиарда».

Петров Кирилл Александрович
Страна пирамид: подсмотренное учеными Страна пирамид: подсмотренное учеными Жизнь
Древний Египет был очень загадочным и развитым государством. Предлагаем восполнить пробелы в своих знаниях об этой цивилизации.
Бог времени, первый верховный Бог времени, первый верховный История
Кронос, по отдельным источникам Хронос (хранитель времени), был последним из шести сыновей Геи. Мать души не чаяла в сыне, но Кронос был весьма своенравным и амбициозным богом. В один из дней Гее открылось предсказание, что один из детей Кроноса убьет его. Но до поры она хранила в своих недрах и предсказательницу: слепую полукровку титанид и саму тайну. Со временем мать Гея устала от постоянных родов и тогда Кронос оскопил своего отца и свергнул с небес.