Шик-модерн: ЕГЭ - за против
Шик-модерн

 

1. Сторонники ЕГЭ утверждают, что неправильно сводить его к простой «угадайке», то есть ответам на тестовые задания, в чем обычно упрекают ЕГЭ противники этого нововведения. Кроме части 1, говорят они, в ЕГЭ есть и часть 2, где от школьника требуются развернутые ответы, в ходе которых он должен проанализировать текст и даже написать мини-сочинение.

Возьмем, к примеру, ЕГЭ по обществознанию. Он действительно предусматривает написание мини-сочинения или эссе по одной из шести наук, входящих в общий курс обществознания: философии, социологии, социальной психологии, политологии, экономики, правоведению.

Но вот что примечательно: это вовсе не свободное сочинение на заданную тему. Это рассуждение по поводу определенной цитаты. Высказывание может принадлежать великому философу, ученому, политику, может быть выдержкой из закона или просто из учебника, но суть одна: это чужие слова, в которых выражена совершенно определенная однозначная мысль. Школьнику предлагается просто согласиться или не согласиться с предложенным ему утверждением, написав, скажем: «Я согласен (или не согласен) с принципом свободной торговли, провозглашаемым в этом высказывании…».

Свои умения, знания, смекалку школьник должен выявить, не выдвигая свои собственные мысли, а обосновывая или опровергая чужие.

При этом само обоснование или отрицание представляет собой довольно примитивную схему: теоретический аргумент, в котором обязательно должны использоваться понятия и определения из учебника по обществоведению, и фактические аргументы – примеры из учебной или художественной литературы, из истории или из собственной жизни.

За пересказ цитаты выказывающий ее понимание школьник получит 1 балл, за «хороший» теоретический аргумент – 2 балла, за 2–3 фактических аргумента – еще 2 балла. Итого 5 «первичных» баллов, которые могут превратиться в 5–10 «тестовых» при переходе от одной шкалы к другой при помощи формулы.

Всякий, кто изучал классическую, формальную логику, скажет, что это очень бедное схематическое доказательство (ведь кроме прямых есть еще косвенные доказательства, которые бывают апагогические и разделительные). Такую схему, конечно, легко проверять, но большого простора для мыслей она не дает. О риторических красотах этого доказательства вообще речи нет: риторику, равно как и логику, в нашей средней школе просто не преподают…

То же самое касается «сочинения» по русскому языку. Оно пишется только по заданному тексту. Школьникам предлагается выявить проблему, которая обсуждается в тексте, прокомментировать ее двумя примерами из текста, объяснить позицию автора текста, согласиться с ней или не согласиться и аргументировать свой ответ. При этом сайты, посвященные ЕГЭ по русскому языку, недвусмысленно предупреждают: «Работа, написанная без опоры на прочитанный текст …не оценивается».

Понятно, что имеется в виду: задача мини-сочинения прежде всего в том, чтобы выяснить, насколько школьник способен понять текст. Но проблема в том, что выяснение это производится при помощи очень грубых и примитивных методов, понимание текста подменяется умением проанализировать его при помощи стандартной схемы. Поэтому этот «фильтр» отсеивает не только худших, но и лучших учеников. Если экзаменуемый проявит оригинальность и захочет просто высказать и обосновать свою точку зрения, не совпадающую ни с предложенной в тексте, ни с противоположной ей, то он получит низкий балл и уступит ученику-середнячку, который бодро воспроизвел готовые шаблоны из интернета.

Я специально взял для примера ЕГЭ по обществознанию и по русскому языку: экзамен по русскому языку сдают все, а по обществознанию – значительное число школьников (в 2016 г. из 750 тыс. учащихся, сдававших ЕГЭ, экзамен по обществознанию выбрали 358 тыс. человек), так как он необходим для поступления на самые престижные факультеты.

2.

Легко заметить, что такого рода «сочинения» навязывают нашим школьникам схоластический (в худшем смысле этого слова, к которому интеллектуальные высоты философии томизма отношения не имеют) тип мышления.

Будущему инженеру, ученому, экономисту, политику, просто гражданину России с ранних лет внушается, что не нужно что-то придумывать, изобретать, создавать самому, есть «великие деятели», «ньюсмейкеры из СМИ», а то и просто авторы учебников или законов, которые создали готовые образцы. Требуется лишь обосновать самые лучшие из них и опровергнуть те, которые представляются сомнительными.

Стоит ли удивляться, что современная постсоветская школа, снабженная на выходе фильтром ЕГЭ, будет выпускать и уже выпускает лишь потребителей товаров, услуг и идеологической продукции, спущенной им государством... И превратившееся в политика дитя ЕГЭ, воспроизводя вбитые ему в школе схемы, важно рассуждает: «Я согласен с президентом Путиным, потому что…», если у него на лацкане пиджака значок «Единой России» или «я не согласен с президентом Путиным, потому что…», если он член «Фейсбук-группы» Алексея Навального.

И тому, и другому в голову не приходит, что нужно просто решать проблемы, которые стоят перед нашим обществом и государством, и вовсе не высказывания президента Путина должны при этом стать точкой отчета (независимо от того, как ты их оцениваешь), а факты реальной жизни.

А посмотрите на состояние современного искусства, создаваемого молодыми режиссерами, литераторами, актерами, прошедшими фильтр ЕГЭ. Большее, на что они способны, – ремейк, продолжение, перепевы. Породить новую идею, увы, не получается.

Их ведь этому не учили, когда готовили к ЕГЭ по обществознанию и по русскому языку. Наоборот, их учили, что за примеры из собственной реальной жизни дадут меньший балл, чем за примеры из учебника, а если будешь отходить от текста в сторону и сочинять что-либо свое, то вообще получишь ноль баллов…

«История повторяется в виде фарса», – говорил Маркс. Новое средневековье, к которому идет современное общество (на Западе происходит схожий процесс, и на это указывал такой философ культуры, как Умберто Эко), лишь пародийно напоминает настоящее средневековое общество.

Люди этого нового средневековья лишены достоинств средневековых людей: их твердой веры, умения смирить себя, подчинить себя высшему началу, но напоминают их догматическим складом мышления, стремлением комментировать, а не создавать.

Впрочем, и догматизм этот тоже одномерный, потому что за ним не стоит убеждение в том, что существует абсолютная истина. Возьмем тот же комментаторский способ исследований.

Действительно, в Средние века считалось, что истина уже дана – в Библии, в творениях великих богословов или древних философов – и поэтому ученым остается лишь разъяснять эту истину, комментировать ее, доказывать тем, кто в ней усомнился, и опровергать тех, кто ее критикует.

Школяры в средневековых университетах, как и выпускники на нашем ЕГЭ, упражнялись в разъяснениях и доказательствах отдельных высказываний. Только средневековые школяры должны были решить гораздо более сложную задачу: отстоять свое толкование на диспуте перед оппонентом и комиссией из профессоров. При этом цитаты они брали, как правило, из памяти, зная их контекст, поскольку ценилось умение помнить целые страницы и главы из изучаемых книг.

Обосновывали они их по всем правилам аристотелевской логики, при помощи силлогизмов. Наш же школьник, сдающий ЕГЭ, получил эту цитату вместе с заданием, не только не знает ее контекста, но и вообще никогда ее не встречал, да и об авторе ее имеет самое отдаленное представление (любой учитель скажет, что на вопросы: «Кто такой Герцен? Дизраэли? Франклин? Платон?» школьники отвечают однотипно: не знаю). Да и с логикой у них не слишком хорошо; опять-таки, всякий, кто проверял эти эссе, подтвердит, что чаще всего школьники пишут: «Я согласен с автором, потому что он прав»…

Поэтому я сразу сказал, что ЕГЭ культивирует схоластический тип мышления в худшем смысле этого слова… Куда там современным жертвам ЕГЭ до средневековых школяров…

3.

Сочинения на свободную тему, которые заменили на ЕГЭ в постсоветской школе, – принадлежность классического модернистского образования. Их писали в гимназиях XIX века. Вспомним хотя бы выпускное сочинение юного Карла Маркса, на тему «Размышления юноши при выборе профессии». А вот темы, которые предлагались ученикам русских дореволюционных гимназий: «Родина и чужая сторона», «О скоротечности жизни», «Какие предметы составляют богатство России и почему?», «О непрочности счастья, основанного исключительно на материальном богатстве», «Причины благосостояния народной жизни».

Подобные сочинения писали в свои гимназические годы многие выдающиеся общественные и культурные деятели России – П.Б. Струве, А.А. Блок, Д.И. Менделеев, В.В. Розанов, В.И. Ленин (кстати, последняя тема – из сочинения гимназиста 8-го класса Владимира Ульянова).

Сочинение играло очень важную роль и при обучении в советских школах. В начале каждого года ученики советских школ писали сочинение на тему «Как я провел лето». С 5-го класса писали обязательные сочинения по литературе, в которых ученики должны были не только проанализировать произведения, но и выразить свое отношение к поднятым там проблемам и к литературным героям. Кроме того, были и свободные темы.

Сегодня по интернету кочуют язвительные и насмешливые комментарии о шаблонных советских сочинениях, где обязательно должно было упоминаться, что «Катерина – луч света в темном царстве», а «Онегин – лишний человек». Трудно спорить с тем, что было и такое. Но ведь очень легко критиковать, приводя лишь худшие примеры и игнорируя все лучшее или даже обычный средний уровень. А обратиться к нему было бы очень любопытно.

В том же интернете можно найти, скажем, темы сочинений, которые предлагала школьникам в 1975–1976 учебном году учительница литературы обычной московской школы Рената Ивановна Колотилова: «Один день из жизни нашей Родины», «Если тебе комсомолец имя», «Мой родной край», «Моя будущая профессия», «Почему необходимо много читать», «Как я понимаю счастье».

Здесь ясно видна преемственность советской школы с классической дореволюционной гимназией: темы минимально идеологичные, глубокие, философские, заставляющие думать, не сковывающие ученика узкими рамками шаблона. Вспомним к тому же, что эти сочинения представляли собой не куцые огрызки в 70–150 слов, которые требует современный ЕГЭ, а развернутые тексты как минимум на три страницы. И над сочинениями велась работа по редактированию, учитель показывал, как можно его улучшить, и школьники переписывали сочинение и получали оценку лишь за итоговый вариант.

Проще говоря, и гимназия, и советская школа предлагали именно темы для сочинений, а не тексты и цитаты для разбора по стандартной схеме. Как раскрыть эти темы, школьник решал сам. Естественно, некоторое число учащихся не было в состоянии справиться с такой сложной задачей и также писало сочинения по готовой схеме, почерпнутой из учебника или рассказа учителя.

Но, во всяком случае, сама форма экзамена не препятствовала наиболее талантливым проявить такие качества, как творческий подход, изобретательность, оригинальность. Обратим внимание на то, что именно эти качества востребованы в обществе модернистского типа, которое ориентировано на рост научных знаний, технологий, постоянные изменения в социальной и культурной жизни.

Стоит ли после этого удивляться тому, что именно в Российской империи была создана великая классическая литература и именно Советский Союз стал пионером в области космонавтики… И Российская империя, и СССР, несмотря на целый ряд традиционалистских черт, были обществами ускоренно и успешно модернизировавшимися…

Если же говорить о современных эссе в рамках ЕГЭ, то даже самый оригинально мыслящий и креативный школьник здесь ничего не сможет сделать, кроме как воспроизвести примитивную схему. Любое отступление от текста просто повлечет за собой низкую оценку. Поэтому, натаскивая на ЕГЭ, учителя и репетиторы фактически вынуждены губить творческие способности учеников, которые здесь оказываются излишними… Как они излишни и для современного постсоветского общества, которое, в отличие от Российской империи и СССР, имеет лишь внешние черты модерна, а на самом деле все глубже погружается в пучину вторичной и оттого весьма уродливой архаизации…

4.

Пожалуй, на это возразят, что все верно, но как раз несколько лет назад власть стала бороться с этой тенденцией. В 2013 г., выступая перед Федеральным собранием, президент Путин предложил ввести в школе итоговое сочинение. Он мотивировал это тем, что «школа в нашей стране должна не просто учить, а воспитывать личность, граждан, уважающих историю страны».

Чиновники Минобра поручение президента выполнили. Уже в следующем 2014 г. в российских школах появились итоговые сочинения, которые стали обязательным условием допуска к ЕГЭ. Ученики, написавшие сочинения удовлетворительно, теперь получают зачет и сдают ЕГЭ.

Причем поначалу предлагались замечательные темы сочинений, очень напоминавшие темы дореволюционной и советской школы: «На какие жизненные вопросы может помочь тебе ответить литература?», «Почему люди пишут стихи?». Но постепенно жизнь взяла свое, в точном согласии с афоризмом В.С. Черномырдина «хотели как лучше, а получилось как всегда». У сочинения появились жесткие рамки по объему – от 250 до 350 слов (традиция измерять объем текста словами, заимствованная у американцев, ребятам с детства внушается, что нужно писать не столько, сколько потребуется для выражения мысли, а строго определенное количество слов).

Были выработаны два основных и три дополнительных критерия для написания и проверки работ, куда попали уже знакомые требования правильного пересказа и аргументации. Темы организовали в тематические группы с невыразительными абстрактными названиями (в 2016–2017 гг. фонд под руководством Н. Солженицыной предложил следующие тематические группы: «Разум и чувство», «Честь и бесчестие», «Победа и поражение», «Опыт и ошибки», «Дружба и вражда»). Вернулись к «раскрытию цитат» (под названием «темы-утверждения») вместо свободного рассуждения.

Сочинение снова превратилось в шаблонное псевдорассуждение наподобие эссе по обществознанию или русскому языку. Иначе в обществе фальшивого модерна и быть не может. 

Рустем Вахитов

Морозов Дмитрий
Борьба генерала Власова Борьба генерала Власова Мнения
Во все времена и у всех народов предателей не любят. Причем не любят ни на той стороне откуда предатель ушел, ни на той, где он оказался в результате своего предательства.
Солдат вермахта, наш герой Солдат вермахта, наш герой История
Фриц Пауль Шменкель (псевдоним «Иван Иванович») - немецкий солдат, советский партизан и Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина, Красного Знамени. Герой фильма «Хочу вас видеть» (DEFA).