И друг степей казах
И друг степей казах

 

 Сейчас стать новым миллионером в Казахстане можно, только если ты миллиардер. Страна стоит на пороге падения цены всевозможных активов. Разумеется, здесь есть свои нюансы. Сбить цену в два раза на виллу в предгорьях легче, чем на однокомнатную квартиру со всеми удобствами в «скворечнике» советской постройки, но сути это не меняет: клич «налетай - подешевело» уже стучится в дверь. Сам факт, что цены на всевозможные активы пытаются удержать искусственно и отнюдь не рыночными методами - уже говорит о многом.

То, что сегодня приходится наблюдать в Казахстане, называют словом «капитализм» лишь потому, что на социализм периода СССР все это сильно не похоже. Принято считать, что капитализм - он из природы человека (в отличие от социализма - результата интеллекта). А человеческая природа сама по себе не подарок.

На планете Земля вообще только три биологических вида ведут между собой войны в полном смысле этого слова - муравьи, грачи и люди. Все остальные решают проблемы в более деликатном формате.

Правда, сам капитализм в его современном виде очень мало похож на себя самого двухсотлетней давности. Поэтому приходится согласиться с таким примером:

«Социализм: накормить голодного рыбкой.

Капитализм как нам его рисуют: не кормить голодного рыбкой, а дать ему удочку.

Капитализм как он есть на самом деле: не давать удочку, а продать ее в кредит, не давая голодному понять, что ни доступа к рыбному пруду, ни права на отлов у него все равно нет, т. к. и пруд и рыба давно принадлежат тем, кому он теперь еще и за удочку должен...»

В Казахстане проект «капитализм» получил дополнительные трудности. Во-первых, никакого уважения к праву собственности не привилось даже в зачаточных формах. Отсюда все эти конфликты с отъемом земли под мифические «государственные нужды» и беспробудное рейдерство, мало чем отличающееся от типового разбоя и бандитизма. Из приведенного выше вытекает второй пункт: нет верховенства закона.

Уже многие называют экономическую и правовую систему Казахстана феодальной или неофеодальной и предпосылки к этому есть. Только если в «Русской Правде» Киевской Руси было четко прописано, что за убийство огнищанина (княжеский дворецкий) штраф 80 гривен, за убийство свободного человека - 40 гривен, а за раба - 5 гривен, (впрочем разнился кун за чингизида или шаруа и в законах Тауке-хана), то сейчас в законодательстве Республики Казахстан подобные вещи не прописаны.

Но если обратиться к судебной практике, то сословное неравенство просто прет, будь то взятки, убийства по неосторожности (ДТП), изнасилования или торговля наркотиками.

Как только Казахстан перестает быть частью какой-нибудь империи (Монгольской, Российской, Советской), он сразу превращается в выморочное пространство. Вот и капитализм здесь тоже получился выморочный. Отсюда удивительное сочетание монополизации, жестокой конкуренции, трайбализма, государственного регулирования, коррупции и произвола, хотя по идее одни из перечисленных моментов исключают другие.

Взять хотя бы историю с импортными подержанными автомобилями. Здесь государству пришлось включать административный ресурс в виде всевозможных запретов на ввоз и повышения стоимости «растаможки», чтобы машины б/у поднялись в цене, теряя при этом в своем техническом состоянии.

Совершая подобные действия правительство никак не объясняет, каким образом они совмещаются с рыночной экономикой. А вот повышая пенсионный возраст для женщин то же самое правительство апеллирует к экономическим показателям. Мол, такой социальный пакет для государства дорог и оно решило содержать тот, что подешевле.

Будучи мостом между цивилизациями и составной частью глобального пространства, Казахстан подвержен и общемировым несуразностям. Итак, опять на исходную:

«Классический капитализм. У вас есть 2 коровы. Вы продаете одну и покупаете быка. Ваше стадо множится, а экономика растет. Вы продаете стадо и на вырученные деньги уходите на пенсию.

Капитализм по Джорджу Соросу. У вас есть две коровы. Вы продаете три коровы дочерней компании в Корее, используя кредит из брюссельского банка, полученный на имя тещи. Затем вы перекупаете уже четырех коров с помощью американского посредника, который оформляет на ваше имя дарственную, чтобы вы не платили налога с пяти коров. Евросубсидии, которые вы получаете за молоко шести коров, вы инвестируете в корейскую дочернюю компанию; в годовом отчете пишете, что у вас восемь коров, а когда в ходе аудиторской проверки выясняется, что в коровах вы ничего не смыслите, разводите руками и божитесь, что не можете понять, почему в вашем стойле пусто!»

Казахстан периода суверенитета преуспел в двух вещах - это добыча и экспорт природных ресурсов плюс гипертрофированно по отношению к остальной экономике раздутая финансовая сфера. В итоге за границу продано впечатляющее количество углеводородов, металлов, зерна, а львиная доля вырученных на торговле сырьем денег вложена в схемы а-ля Сорос. То есть реальные энергоносители и хлеб обменены на пустышку, потому что за чудо приняли обычный фокус респектабельно одетых людей, поражающих утонченностью своих понтов.

Меньшая часть денег из Казахстана работает в схеме, которая называется «Капитализм по-швейцарски. У вас 5000 коров. Ни одна из них вам не принадлежит, но вы их доите, да еще берете деньги с владельцев за их хранение». Вот только после «Кипрского прецедента», когда деньги из Казахстана на острове в Средиземном море фактически отобрали, больше нет гарантий, что кто-то, хранящий и доящий коров из РК, потом не заберет их себе.

Когда на излете Советского Союза у населения началась разруха в головах, то многие ждали капитализма как манны небесной. На прилавках изобилие, товары качественные, зарплаты высокие, образование и здравоохранение на хорошем уровне. Сегодня отчетливо видно, что при общем изобилии товаров далеко не всегда можно купить качественную вещь даже за хорошие деньги. Сами зарплаты по паритету покупательной способности с советским периодом для большой категории населения ушли вниз. Хорошее образование и здравоохранение в Казахстане теперь можно получить только за хорошие деньги, да и то не по всем направлениям.

Оказалось, что при капитализме воруют ничуть не меньше, чем при социализме, социальный пакет растаял как туман, правопорядок исчез, а чтобы в бюджете страны что-нибудь водилось - нужны конкурентоспособные производства. Фактически Казахстан смог предложить глобальному рынку только недропользование в различных вариациях. Но и здесь все не слава Богу.

Месторождения истощаются быстрее, чем открываются новые. Сырьевая промышленность Казахстана все больше работает в анклавности от остальной экономики страны. Из-за этого наблюдаются сразу два тренда: денег в стране меньше и меньше людей, до которых они тем или иным путем доходят.

По законам классического капитализма, если в экономике меньше денег, то и стоимость имеющихся в ней активов должна приходить в соответствие, то есть падать. Но здесь надо учитывать, что в республике есть минимум три города, где с деньгами относительно нормально - Астана, Алматы, Атырау. В этих трех «А» цены на недвижимость (в том числе жилую), аренду и прочие вещи будут падать медленнее, чем, например, в Талдыкоргане, Таразе или Темиртау, поскольку три «Т» в силу экономических законов местного пространства будут терять экономическую активность быстрее.

Отсюда и наблюдаемое сегодня в Казахстане «замерзание» сделок по купле-продаже в категории «свыше 1000 у.е.». Ведь многие обладающие реальными деньгами понимают, что совсем скоро все то же самое можно будет купить дешевле. Есть еще вопрос «зачем?», но это уже другая составляющая ситуации.

Потом, когда все окончательно накроется медным тазом, государство из инстинкта самосохранения начнет проводить экономическую политику ближе к здравому смыслу и социальной справедливости. Но и в этом случае она продолжит отдаляться от капитализма - не выживает он в местных климате и менталитете.

Курбангалеева Алсу
Борьба генерала Власова Борьба генерала Власова Мнения
Во все времена и у всех народов предателей не любят. Причем не любят ни на той стороне откуда предатель ушел, ни на той, где он оказался в результате своего предательства.
Солдат вермахта, наш герой Солдат вермахта, наш герой История
Фриц Пауль Шменкель (псевдоним «Иван Иванович») - немецкий солдат, советский партизан и Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина, Красного Знамени. Герой фильма «Хочу вас видеть» (DEFA).