Не всё, что есть, создал Пётр
Не всё, что есть, создал Пётр. Не всё, что есть, создал Пётр

 

По Уставу в армии сохранялись стрелецкие войска и дворянское ополчение, но параллельно с ними вводились "полки иноземного строя": солдатские, (пехота); драгунские (конные); рейтарские (смешанные). По этому Уставу чины бывают "воеводские" и "генеральские". Стройная иерархия поручиков, капитанов, полковников, венчаемая генералами, помогает управлять войсками и психологически облегчает сближение с Европой. Устав определил, кто они такие, полковники и поручики, и какое место занимают в иерархии, а иностранные слова использовал только тогда, когда без них трудно было обойтись.

В 1630-м году армия состояла из таких групп войск: Дворянская конница — 27 433 Стрельцы — 28 130 Казаки — 11 192 Пушкари — 4136 Татары —10 208 Поволжские народы — 8493 Иноземцы — 2783 Всего 92 500 человек

Состав армии - традиционные иррегулярные войска, кроме наемных иноземцев. Правительство, готовясь к войне за Смоленск, намерено изменить эту традицию, и в апреле 1630-го года по всем уездам отправлено распоряжение о наборе в солдатскую службу беспоместных дворян и детей боярских, а потом и всех желающих. Это дало превосходный результат, и вскоре было создано 6 солдатских полков - по 1600 рядовых и 176 командиров. Полк делился на 8 рот. Средний комсостав: 1. Полковник 2. Подполковник (большой полковой поручик) 3. Маеор (сторожеставец или окольничий) 4. 5 капитанов В каждой же роте были: 1. Поручик 2. Прапорщик 3. 3 сержанта (пятидесятника) 4. Квартирмейстер (окольничий) 5. Каптенармус (дозорщик под ружьем) 6. 6 капралов (есаулов) 7. Лекарь 8. Подьячий 9. 2 толмача 10. 3 барабанщика 11. 120 мушкетеров и 80 копейщиков

В декабре 1632-го года существовал уже рейтарский полк в 2000 человек, в котором было 12 рот по 176 человек каждая под командой ротмистров, и была драгунская рота в 400 человек. К 1682-му году, когда Петру было 4 года, формирование полков иноземного строя как основы русской армии завершено.

А Пётр якобы уничтожил совершенно средневековое дворянское ополчение и ни к чему не пригодных стрельцов. Но дворянское ополчение давно не было средневековым, с 1676-го года. Стрелецкие войска Пётр, и правда, начал расформировывать после Азовских походов. Но после Нарвы, убедившись в качествах стрелецкого войска, прервал расформировывание. Стрельцы участвовали и в Северной войне, и в Прутском походе 1711-го года. До 1720-х годов происходит, по выражению авторитетного справочника, "постепенное поглощение стрельцов регулярными войсками". Но это — в составе регулярной центральной армии. А до конца XVIII века доживают служилые люди старых служб, и в их числе — городовые стрельцы. Как они несли полицейскую службу, так и несли себе весь XVIII век.

Ещё некоторые убеждены, что Пётр изобрел штык-багинет и стрельбу плутонгами. (Всякое нововведение в России, произошедшее в Петровскую эпоху, тут же приписывается Петру) Изобрел же стрельбу плутонгами в 1707-м году маркиз Себастьян ле Пьер Во Бан, маршал Франции, знаменитый маршал Людовика XIV. Раньше вперед выходила одна шеренга, стреляла, уходила. Выдвигалась 2-я шеренга, и т.д... Теперь же одна шеренга ложилась на землю, 2-я становилась на колено, а 3-я стреляла стоя. Интенсивность огневого удара резко возрастала, и такая стрельба пошла заимствоваться всеми армиями. Русской - тоже.

Багинет будет правильнее называть байонетом. Изобретен он был в городе Байон, во французских Пиренеях. Местные жители, профессиональные контрабандисты, нуждались в защите от французских и испанских пограничников. Ну и придумали штык, который после выстрела можно вставлять в ствол ружья. Если учесть, что между выстрелами проходило несколько минут, преимущество было у того, кто может мгновенно превратить свое ружье в копье.

Пётр действительно использовал байонет под русским псевдонимом багинет, и с этим связана единственная реформа армии, которую он действительно провел. Удивитльно, почему сторонники Петра и проводимых им реформ не используют этого примера. Ведь после страшного поражения русской армии от шведов в Гродно в 1706-м году Пётр, и правда, реформировал армию. Тогда, в январе 1706-го, Карл XII, потеряв 3000 солдат обморозившимися и заболевшими, внезапным броском окружил и блокировал русскую армию в Гродно. Увести армию из-под полного разгрома удалось только весной, воспользовавшись ледоходом и бросив в реку больше ста пушек. Из-за ледохода Карл не мог переправиться на другой берег Двины и преследовать бегущих русских.

До этого времени воевала армия, созданная Федором Алексеевичем и его генералами в 1679–1681-х годах. Преображенский и Семеновский полки формировались по всем правилам этой армии: те же мундиры, те же металлические каски, те же 20 или 30 % наличного состава — копейщики, без огнестрельного оружия. Теперь Пётр полностью убрал копейщиков, заменив их всех мушкетерами, введя байонет-багинет. И ввел мягкие треуголки вместо касок, зелёные мундиры, которыми гвардия гордилась еще при Екатерине: мол, форма наша введена еще Петром Великим!

Некоторые военные историки полагают, что и тут Пётр действовал не самостоятельно. Во всех европейских армиях того времени исчезал шлем как ненужная деталь, везде вводился багинет. Пётр только в очередной раз собезьянничал с Европы.

Мало того что правление Нарышкиных оказалось для армии подобно паровому катку: дворяне, поддержавшие Нарышкиных, стремились к «послаблениям» и, по словам князя Я.Ф. Долгорукова, «неосмысленные, все учрежденное прежними царями разорили». Петру, если он хотел воевать, многое нужно было начинать сначала. И приучать поместную конницу к порядку, введенному в 1681-м году, и создавать новые «полки иноземного строя».

Можно было, конечно, призвать тех, кто уже служил в таких полках, но Пётр пошел по другому пути. В 1698–1699-х годах стал записывать в полки вольноотпущенных холопов, крестьян и даже холопов без согласия владельцев. Такая армия, по словам австрийца Корба, была «сбродом самых дрянных солдат, набранных из беднейшей черни». По более добрым словам брауншвейгского посланника Вебера, «самый горестный народ».

Подобным же образом была составлена и первая армия Петра в Северную войну: 29 новоприборных полков из вольницы и даточных по 1000 человек в каждом пристегнуты были к 4 старым полкам, 2 гвардейским и 2 кадровым. Нарва обнаружила их боевое качество.

Правда, и «вторая армия Петра» была набрана не из самых лучших людей. Отбор и подготовка «лучших» требуют времени, а рекрутские наборы всего за 10 лет войны выкачали из 14-миллионного населения порядка 300000 новобранцев. Если в 1701-м году комплекс регулярной армии был 40000 человек, то в 1708-м — 113000 человек.

К концу царствования Петра регулярных войск в Российской империи числилось уже от 196 до 212 тысяч, да 110 тысяч казаков и инородцев, воевавших «своим строем», — башкир, татар и народов Поволжья. Этим полчищем вооруженных людей в 1712-м году командовали два фельдмаршала, Меншиков и Шереметев, и 31 генерал, причём из них только 14 иностранцев.

Огромные рекрутские наборы необходимы были не только для пополнения войска, но и чтобы покрыть колоссальные потери, которые несла армия Петра даже в мирное время — от голода и холода. Вебер считал, что на одного погибшего в бою приходится два или три погибших от холода и голода, порой еще на сборных пунктах. Потому что, захватив рекрута, на него надевали кандалы и делали на кисти правой руки татуировку в форме креста. (Оставалось только присваивать рекрутам номера вместо имён)

А держали рекрутов «…в великой тесноте, по тюрьмам и острогам, немалое время, и, таким образом еще на месте изнурив, отправляли, не рассуждая, по числу людей и далекости пути с одним и то негодным офицером или дворянином, при недостаточном пропитании; к тому же поведут, упустив удобное время, жестокой распутицей, отчего в дороге приключаются многие болезни, и помирают безвременно, другие же бегут и пристают к воровским компаниям — ни крестьяне, ни солдаты, но разорители государства становятся. Иные с охотой хотели бы идти на службу, но, видя сначала над братией своей такой непорядок, в великий страх приходят». Это цитата не из сочинений старообрядцев или опальных вельмож, это из доклада Военной коллегии Сенату в 1719-м году. Доклад потребовался после того, как в 1718-м году по армии числилось 45 тысяч «недобранных рекрут» и 20 тысяч — в бегах.

Елькин Павел
Учат? В школе? Учат? В школе? Жизнь
Назначением школы на протяжении многих десятилетий было учить и воспитывать. На рубеже 1990-х говорить о школьном воспитании стало «неприличным», и все попытки поднять этот вопрос пресекались.
Обезьяны не читают. Сергей Капица Обезьяны не читают. Сергей Капица Экономика
Сергей Петрович Капица (1928-2012), сын лауреата Нобелевской премии, учёный-физик, просветитель, в 2009 году дал это интервью. Разговор шел о духовной деградации поколений в России.