Цена революции 1917 года
Цена революции 1917 года

 

 

В начале 1920-х годов, сразу после окончания Гражданской войны, Лев Давидович Троцкий возглавлял Народный комиссариат путей сообщения. Именно тогда это ведомство заключило с представителями капиталистического мира договор, очень похожий по своей абсурдности и невероятности на концессионное соглашение с «Леной Голдфилд». Речь идет о массовой закупке паровозов в Швеции на заводе фирмы «Нидквист и Хольм».

В этом заказе все интересно. Во-первых, его объем – 1000 паровозов. Во-вторых, цена – 200 млн золотых рублей. Не менее любопытны и остальные подробности.

То, что Швеция не является родиной слонов, известно давно, но тот факт, что наш скандинавский сосед вовсе не флагман мирового паровозостроения, от пламенных большевиков, подписавших контракт, почему-то ускользнул. А между тем у фирмы «Нидквист и Хольм» даже не хватало производственной мощности для выполнения советского заказа.

Шведская фирма никогда в своей истории более 40 паровозов в год не строила. Но тут она решила напрячь все силы и собрать в 1921 году целых 50! А далее заказ равномерно распределялся на 5 лет: в 1922 году покупатель получал 200 паровозов, а в 1923–1925 годах – по 250 ежегодно.

Почему задыхавшаяся без паровозов советская Россия упорно старалась закупать их именно у этой шведской компании, осталось «исторической загадкой». Также неясно было, зачем советская сторона соглашалась ждать поставок долгих пять лет, вместо того чтобы купить нужный товар сразу, но только в другом месте. Нуждавшийся Союз согласился ждать свой заказ годами, но при этом ведомство товарища Троцкого… оплатило вперед огромную сумму контракта!

Но и это еще не все «чудеса» революционной экономики. Заплатив вперед уйму денег, советская сторона почему-то посчитала это недостаточным. Поэтому шведы получили от большевиков не только аванс в 7 млн шведских крон, но еще и беспроцентный заем в 10 млн крон «для постройки механического цеха и котельной».

Схема сделки была невероятной: сначала красная Россия платит деньги, потом шведы на них строят завод, а потом уже делают и отгружают большевикам паровозы!

Паровозы были заказаны по цене, примерно вдвое превышающей довоенную. И не в обесценивающихся бумажных, а в золотых рублях! Получалась весьма пикантная картинка: цены завышены, деньги заплачены, товара нет. И когда будет, непонятно.

О странностях «паровозного дела» написал в начале 1922 года советский журнал «Экономист». В статье выражалось недоумение по поводу столь странного способа хозяйствования. Кроме того, ее автор А. Н. Фролов задавал логичный вопрос: а почему надо было заказывать паровозы именно в Швеции? Разве не лучше было бы развивать, а точнее поднимать, отечественную промышленность?

На том же Путиловском заводе до войны выпускали 250 паровозов в год. Отчего не дать кредиты ему? Ведь на эти огромные деньги можно было «привести в порядок свои паровозостроительные заводы и накормить своих рабочих».

Реакция Ленина на вышеуказанную публикацию журнала «Экономист» весьма любопытна. Владимир Ильич разобрался в ситуации. Сделал выводы, поговорил с товарищем Троцким. И попросил Феликса Эдмундовича Дзержинского журнальчик «Экономист» прикрыть. "Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей молодежи. Надо поставить дело так, чтобы этих военных шпионов изловить..."

А что подозрительный контракт?

Он после вмешательства Ильича остался без изменений… Как вы можете вернуть деньги западным банкирам?! Отправите на Запад и в платежке напишете: «Bank of New York. Американским банкирам»? А в графе «Назначение платежа» – «Возврат средств за русскую революцию и победу большевиков в Гражданской войне»? Так было сделать невозможно.

Для отправки денег за рубеж нужен предлог. Надо что-то купить на Западе, и тогда никаких проблем с отправкой золотого эшелона не будет. Например, закупить паровозы. Организует покупку Троцкий, но предельно жесткая реакция Ленина на публикацию в журнале «Экономист» тем и объясняется, что эти действия были спланированы и согласованы СОВМЕСТНО с Владимиром Ильичем. В противном случае такой договор мог бы стоить Троцкому карьеры и места в руководстве большевистской партии.

Вам еще непонятно, почему большевики выиграли Гражданскую войну, а белые, которым «помогали» западные демократии, ее проиграли? Кстати, согласно всем существующим документам, именно через шведскую банковскую систему в Россию закачивались деньги на революцию. Теперь через нее же они возвращались обратно.

Последние сомнения о причинах покупки «золотых» паровозов развеет сумма заключенного товарищем Троцким и одобренного товарищем Лениным контракта. Она настолько велика, что отбрасывает сомнения, что пламенные революционеры просто откладывали что-то на черный революционный день.

Напомню, что сумма контракта – 200 млн золотых рублей. Это много или мало? Чтобы это понять, сначала выясним, что такое золотой рубль. Золотой рубль был дореволюционной полновесной денежной единицей.

Находившийся в России золотой запас Государственного банка на момент взятия власти большевиками составлял 1101 млн золотых рублей. Часть золота – 650 млн рублей – была эвакуирована в Казань, затем эти деньги попали к Колчаку, после разгрома которого назад вернулось около 409 млн рублей.

В наличии, таким образом, к концу Гражданской войны должно было быть около 860 млн рублей. Но это при условии, что большевики ни копеечки из золотого запаса страны не тратили, а мы знаем, что это было не так. Значит, 200 млн золотых рублей – это не просто колоссальные деньги. Это – четверть золотого запаса страны!

И глава революции покрывает другого руководителя той же самой революции? Они просто «крадут» на черный день? Так топорно и так много: четверть золотого запаса страны?! А деньги на строительство социализма и коммунизма не нужны?

Наоборот, в момент строительства нового государства деньги большевикам нужны будут до зарезу. Именно отсутствием средств будут объяснять нам историки кабальные условия концессий, заключенных в 1920-е годы.

Есть много свидетельств тому, что наши пламенные революционеры «отдавали» деньги. Самым простым способом был банальный вывоз ценностей за границу. Тем же, кто считает, что средства шли на «мировую революцию», стоит обратить внимание на две вещи.

Эту самую «мировую революцию» Ленин и его товарищи делают почему-то только в Германии и Австро-Венгрии и совсем не делают во Франции и Великобритании. А самое главное, что даже сумма финансирования, направленная на крушение Германской империи, не совпадает с цифрами реально вывезенных из России ценностей.

Шведская полиция сообщает, что большевики выделили на революционную пропаганду за рубежом (в Германии) 2 млн рублей. Однако осенью 1918 года, то есть как раз в разгар финансирования будущей германской революции, в Стокгольм прибывает Исидор Гуковский, замнаркома финансов Советской России. При нем – ящики, набитые деньгами и драгоценностями. Их сумму источники шведской полиции оценивают от 40 до 60 млн рублей.

Куда предназначались суммы, в 20–30 раз превышавшие «официально» выделенные Лениным на германскую революцию? Обратим внимание и на тот факт, что поток ценностей идет снова именно через Швецию, где в конце ноября 1917 года открылось советское полпредство во главе с Вацлавом Воровским.

Миллионы рублей начинают поступать в стокгольмские банки, не в последнюю очередь в «Нюа Банкен» Олофа Ашберга, чья фамилия часто мелькает в книгах о финансировании большевиков немцами. Мы же видим интересную картину: деньги то ввозятся, то вывозятся из России, но каналы их поступления те же самые. Причем когда средства переправлялись через Швецию в Россию, они будто бы были «немецкими». А когда они пошли обратно в 1918 году тем же маршрутом, они что, были отданы Ильичем Германии? И кайзер их потратил на революцию в своей собственной стране?

Чемоданы, набитые конфискованными драгоценностями и валютой, которые перевозили курьеры из охваченной смутой России на Запад, – были первым этапом возвращения аванса на революцию. Потом деньги отдавали, покупая «золотые» паровозы. Можем ли мы быть уверены, что ничего подобного большевистские власти за рубежом не приобретали? Что контракт со шведами единственный в своем роде? Нет, тайны революции еще ждут своих исследователей…

Третьим этапом финансового сотрудничества пролетарских вождей со своими непримиримыми друзьями из капиталистического мира стали концессии. Их было много, и «Лена Голдфилдс» – лишь один крупный эпизод. Были даже… банковские концессии.

Кто был первым банкиром в стране победившего пролетариата? Ленин? Матрос Дыбенко? Нет, шведский банкир Олоф Ашберг, через банк которого прогоняли деньги то на революцию в Россию, то из нее – после победы большевиков. А историки говорят нам, что Олоф Ашберг работал на немцев. Но в 1922 году, когда деньги продолжают выкачиваться из «красной» России, Германия лежит в руинах, ее нет на политической карте мира.

Я всегда думал, что лучший друг пролетария – это крестьянин. Ошибался. После пролетарской революции банкир воистину лучший друг пролетария, особенно шведский банкир.

«„Российский коммерческий банк" был учрежден Олофом Ашбергом. Шведский финансист получил от советского правительства концессию на организацию акционерного банка краткосрочного кредитования. Роскомбанку разрешалось осуществлять все операции, аналогичные операциям Госбанка, за исключением эмиссионных».

Но есть факты, прямо указывающие, что в 1920-е годы власти СССР подписали контракты, где со стороны Запада фигурировали не шведские посредники, а представители тех фамилий, что поистине золотыми буквами вписаны в скрижали Федеральной резервной системы США.

«Значительное количество контрактов, концессий и лицензий, выданных ленинской империей американским фирмам во время Гражданской войны и непосредственно перед ее окончанием, служит неопровержимой уликой, свидетельствующей о финансовой поддержке большевизма западными союзниками с самого начала: $25 млн советских комиссионных американским промышленникам за период с июля 1919 по январь 1920 года, не говоря о концессии на добычу асбеста, выданную Арманду Хаммеру в 1921 году, и о договоре аренды, заключенном на 60-летний срок (начиная с 1920 года) с Фрэнком Вандерлипом и его консорциумом, предусматривавшем эксплуатацию месторождений угля и нефти, а также осуществление рыболовства в северо-сибирском регионе площадью 600 тысяч квадратных километров».

Если бы в СССР победил товарищ Троцкий, а не товарищ Сталин, концессия господина Вандерлипа закончилась бы вместе с другими концессиями не в 1930, а в 1980 году. Потом бы их еще продлили лет на шестьдесят. И таких концессий, равных площади европейских государств, было бы не одна и не две.

Всю страну, где есть хоть что-то полезное, нарезали бы «инвесторам» на радость. А с каждого заключенного «выгодного» контракта Советский Союз получал бы не львиную долю, а целых 7 %. На протяжении 80 лет.

Революция – это не только устранение геополитических конкурентов, это еще и очень выгодный бизнес. Ведь все достояние уничтоженного внутренним взрывом конкурента поступает в полное распоряжение тех сил, что выдавали деньги революционерам.

Вам эта вся история с «инвесторами», «золотыми паровозами», «7 %» и другими экономическими чудесами ничего из новейшей истории России-СССР не напоминает?

Королева Ника
Борьба генерала Власова Борьба генерала Власова Мнения
Во все времена и у всех народов предателей не любят. Причем не любят ни на той стороне откуда предатель ушел, ни на той, где он оказался в результате своего предательства.
Солдат вермахта, наш герой Солдат вермахта, наш герой История
Фриц Пауль Шменкель (псевдоним «Иван Иванович») - немецкий солдат, советский партизан и Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина, Красного Знамени. Герой фильма «Хочу вас видеть» (DEFA).